Karlanta
Люди часто говорят, что не могут творить по заказу. В таком случае шедевр, получившийся на уроке - дело редкое и необычное. Вместе с тем, конечно, существуют люди, над которыми не властны чьи-то приказы и требования, и, наверное, Ю - одна из них. В тот день, два года назад, мы шатались во дворике недалеко от Университета, снимая на черно-белую пленку скучное задание: ближние, дальние и средние планы. Я снимала цепи на детской горке с лесенкой, дорожку и фонарь. Ю снимала саму горку и, в частности, меня на самой верхотуре. Мало кому удается сделать мое фото таким, чтобы я разглядывала саму себя, как чужую: радуясь и восхищаясь, - а этот снимок говорил обо мне очень многое. Многое, но не все. Это была одна необходимость, которая еще только должна была пересечься со второй, чтобы мог произойти тот самый случай. А фотография так и лежит: мятая, оборванная... Одна единственная, напечатана как проба - с пересветкой, - но оттого лишь больше подчеркивает взгляд, направленный в никуда, стерильную белизну неба как края безграничных возможностей и ветер, приглашающий лететь куда-то вперед, к своим мечтам или еще куда - не знаю...


Через две недели мы печатали эти снимки для отчета; и вот тут-то, наконец, судьбе стало угодно, чтобы кто-то - возможно, это была сама Ю - включил в темной лаборатории свет...




Всего несколько секунд. Всего один отпечаток в кювете. И случай явил мне мое истинное лицо. Истинное вИдение мира. Как сладко взглянуть на то, что раньше было лишь чувством, мыслью, состоянием души! Теперь любому, кто спросит, кому будет действительно не все равно, я могу показывать эту картинку и говорить: "Смотри, вот где я живу. Не бойся, там не страшно; если умеешь выживать - выживешь. Там такой же яркий свет - видишь? - только он черный. Это яркая темнота. И нет ничего опасного в том, чтобы бродить в этой темноте, позволять ей течь внутрь, заволакивать глаза и сердце... По крайней мере, я привыкла".И что бы ни случилось, все доказывает одно - я привыкла. Как же я там в одном письме писала - тебе, что ли, Вларий? - "я умею двигаться во тьме наощупь, но, попадая на свет, не знаю, что делать". Так оно и есть. И это никогда не зависело от меня самой, потому что прошлое не изменить.И все бы было славно, но что-то меняется. Везде есть свои лангольеры. Фото это надо сберечь, вдруг больше не будет таких окошек в мой мир?Ведь видеть себя со стороны - великое счастье, редко выпадающее тогда, когда это больше всего нужно. Может быть, потому, что сначала это должен увидеть кто-то другой. Несколько дней назад, в субботу, меня безуспешно пытался сфотографировать незнакомый мне человек; и, конечно, я никогда бы не увидела себя такой, какой меня увидел он, но как знать, возможно это было бы еще одно черное фото. Светлый трамвай, ослепительно яркое солнце за окном и на его фоне - моя черная тень. Вот бы я посмеялась над тем, кто станет брюзжать: "Против света, против света..." Ха! Не в этом дело! )) Помню, как и мне хотелось снять двух человек: один был похож на рыцаря Ольмерта, а другой - ну просто Хави Берж во плоти! Был бы фотоаппарат, также бы сидела, хлопая ресницами и глупо улыбаясь.Когда фотограф вышел за остановку до моей, я вдруг поняла, что за последнее время стала совсем другой. Злой и эгоистичной. Мужчина двадцать минут на низком старте топтался передо мной, махая открытым объективом, но мне было откровенно все равно. А раньше я не позволяла себе делать то, что хочется )). Да и что бы это было: грязные волосы, берцы, та же самая куртка, обтоптанные джинсы и свитер чуть не до колена... Тьма.Но теперь эта тьма не снаружи - теперь она внутри.



настроение: Насмешливое
хочется: Быть собой
слушаю: Илья Черт "Золотыми кольцами"