img043 (190x190, 13Kb)
е так давно, в начале марта, побывала я в гостях у небезызвестных питерских язычников. Купчинское капище оказалось славным низким холмиком, граничащим с маленьким пустырем, магазинами и жилыми домами, его "прихожане" - гопниками. Но обо все по порядку.
Один мой родственник, чьи друзья посещают эти сборища, предложил мне сходить на ролевку, которую будут устраивать братья-славяне у себя в Купчино. О том, что в Питере водятся ортодоксальные язычники, я знала давно, правда у меня это этот факт плотно ассоциировался со старой газетной статьей о ритуальном сожжении собак. Поискав в Интернете "славян", я только узнала, что в Купчино они уже чуть ли не двадцать лет. И то, что репортерам они говорят о естественном совмещении веры в Христа с верой в Перуна.
Одно, так сказать, другому не мешает.
Итак, доехали мы на трамвае до места и в нерешительности встали перед холмом. Мокрая ледяная горка, на вершине стоит многоликий Перун, смотрящий на все четыре стороны, на склонах - покосившиеся воротца и врытые в землю волчьи головы. Внизу примостилась добротная изба. Говорят, все это сделали они сами. То есть делают, как только прежние символы сносят или сжигают. До того, как туда организованной группкой пришли эти самые гопники, я успела сделать всего пару снимков.
Дождавшись родственника, служившего билетом на это представление, мы подошли, наконец, к сарайчику, около которого толпились язычники. Над дверью были прибиты две таблички: "Пункт ДНД" и "Всеславянское святилище Перуна". Муж очень просил сфотографировать их, но оттуда не отходил сурьезный усатый дядя в меховых сапогах и рубахе, подпоясаной кушаком с кистями - главный жрец; и, поскольку единственой очевидной целью таких действий могло быть только глумление, я подумала, что за такое от него запросто можно получить на орехи, и благоразумно не доставала фотоаппарт из сумки.
Люди, которые должны были устраивать ролевку - битву с датчанами - не пришли, и главный, ВладимИр, подал сигнал в началу какого-то ритуала, протрубив в огромный рог. Нацепив настоящую волчью шкуру так, чтобы оскаленая морда зверя оказалась у него над лицом, жрец встал на пороге избы, гопники выстроились перед ним. Я ждала, что они будут внимать речам своего предводителя, однако должное уважение проявляли только двое старых забулдыг, очевидно нашедших в поклонении Перуну последний шанс обрести смысл жизни. Остальные поплевывали в небо и ничего не делали. ВладимИр заговорил. И, Боже мой, оказалось, что славянский народ давно живет под иудейским гнетом! Прямо иго какое-то! Он много говорил о том, что надо возрождать наш народ, потому что славяне и так самая главная, избранная над всеми раса; и о том, что потомки будут возносить им хвалу, какими бы они ни были. Вот оно! Вот истинно проницательное замечание! Видимо, главный жрец, осмотрев своих последователей, несколько приуныл, однако, вида не подал. Вскоре они все вошли в избу, где, как объяснил мне родственник, горит костер, над которым что-то хором произносится - а что, разобрать тудно - и куда бросают хлеб и льют вино. Произнеся непонятноые слова, люди вышли наружу, а ВладимИр поинтересовался, не хотят ли они потешится славным занятием - бросанием топора. Четырем столбикам были назначены разные пороки, и братья-славяне принялись метать в них топор. Во время потехи жрец отпускал еще какие-то поучительные афоризмы, в основном о жидах, а потом вдруг сказал: "В следующий раз будут основы кулачного боя, так что приводите друзей - волков. Собирайтесь в стаи, нападайте на... тьму". Я ждала другого окончания фразы, но осторожность, видимо, все же взяла верх над горячностью язычника.
Кстати, с первым столбом, ленью, расправлялись почти все, второй - ложь - дался ой как немногим... Я увидала в том промысел судьбы, однако другие значения этому не придали. )))
К этому времени я провела у холма уже два часа и порядком замерзла. Никого особо не спросившись, мы тихонько двинули к остановке, да на нас и внимания-то никто не обращал. Все было ясно с этими фашистами, но больше всего удивило меня именно это. Как сказал приведший нас сюда человек, ВладимИра никто никогда не слушает, но он, похоже, этого не замечает. Людей, пришедших поглазеть и ведущих себя не совсем почтительно, они не гонят и даже не порицают. Всю церемонию в избе мы пропустили, стоя снаружи (соваться было бы совсем неуважительно, да и непосвященных женщин точно не пустят) и как-то ненавязчиво обсуждая идиотизм речей и мыслей язычников, причем некоторые выражались особо цинично и издевательски. Вокруг ходил какой-то дворник, явно имеющий к ним отношение, да и раз мы слышали их голоса внутри, сами славяне могли слышать нас, однако на нас никто даже не покосился. Их сборище проходило, как во сне, каждый пришел за тем, что нужно только ему, они не слышали ничего вокруг. И за фотографирование милых табличек на сарайчике ничего бы мне не сделали.

Жалкая, мертвая организация. Я бы посочувствовала им, не будь они скинами.

 (500x331, 18Kb)


P.S. Название появилось благодаря одной фразе: "Вот евреи говорят, что они народ богоизбранный, но вы, славяне, выше, потому что вы народ богородный".


настроение: Задумчивое
слушаю: The Future Sound Of London